На сайте ведётся обновление информации

Муниципальное автономное образовательное учреждение
дополнительного образования

«Центр детского творчества»

Иркутская обл., г. Усть-Илимск

Юридический адрес: 666682, Иркутская обл., г.Усть-Илимск, ул. Мечтателей, 28.

Тел / факс: (39535) 6-54-04

E-mail: zdoilim@mail.ru

| |

Самосохранение педагога: как не растратить впустую профессиональный капитал

Психологические рекомендации для педагога

по теме «Самосохранение педагога:

как не растратить впустую профессиональный капитал»

(по материалам Екатерины АЛЕКСАНДРОВОЙ, профессора

Саратовского государственного университета имени Н.Г.Чернышевского,

главного научного сотрудника

Института психолого-педагогических проблем детства РАО)

 

Учимся выходить из состояния бессмысленных перегрузок и навязанных задач. Симптомы усталости, которые воспринимаются как ощущения «не в себе», «я вышел из себя», «все делаю на автопилоте», «себя не узнаю», можно перечислять долго, но что делать, если ничего делать не можешь и не хочешь? И как не дойти до жизни такой?

 

Познай самого себя

Начнем с себя. Это и труднее, и  проще. Труднее, потому что предъявлять претензии к себе вообще тяжело. Проще, поскольку обратную связь с собой мы всегда получим, мы все же рядом с собой, хотя до себя достучаться подчас тяжелее, чем до другого человека.

А мы знаем, кто мы в себе? К кому нам возвращаться? Надо ли возвращаться к такому себе? Или стоит вернуться к себе другому? И какой путь для этого наиболее оптимален? Мы выходим из себя и безумно устаем в том случае, если у нас есть сомнение в себе, в том, правильно ли поступаем и вообще как надо поступить, и главное, надо ли? А если надо, то кому?

Получается, что

если мы знаем и принимаем себя в профессии, уверены в своих профессиональных компетенциях;

если определи направление дальнейшего пути нашего личностного и профессионального становления или развития;

если уже отобрали и успешно опробовали оптимальные для нас тактики и стратегии индивидуального поведения в образовательном пространстве, то тем самым мы выстраиваем для себя защиту от расставания с самими собой.

Отсюда спасение наше – в самопознании, самопонимании, при необходимости – в самокоррекции и как результат – самопринятии. То есть нам необходима профессиональная позиция.

Помните, у Макаревича: «В такие дни я был с собой в разлуке/ И никого помочь мне не просил»? Вот именно это – никого не просить помочь – одна из причин актуализации у педагогов проблемы самосохранения.

Мы готовы перечитывать тонны литературы ночь напролет, чтобы найти ответ на неожиданный вопрос ученика, заданный нам «не по адресу», вместо того чтобы честно признаться, что в данном проблемном поле мы некомпетентны, и посоветовать ему обратиться к «узкому» специалисту. Мы боимся признаться в собственной некомпетентности, что порождает страхи и как следствие – многие психологические блоки. Мы боимся обратиться к коллегам, чтобы не быть высмеянными и не получить отказ. Мы боимся потерять свой авторитет в глазах учеников и еще много, много чего.

Но мы можем попросить самих себя определить, какие черты нашего характера помогают, а какие мешают чувствовать себя самодостаточными, спокойными. Можем, обратившись к книгам и тем же «узким» специалистам, просчитать, что для нас является рисками, а что – ресурсами, и нельзя ли первое обратить во второе.

Говоря о сегодняшней ситуации в образовании, приходится признать, что это ситуация полной неопределенности и рассогласованности:

– надо готовить учеников к тому, чтобы они продемонстрировали метапредметные результаты образования, а проверять «на выходе» только предметные результаты;

– как определять личностные результаты образования учеников? (мы встретились бы с неопределенностью этического плана);

– почему требования к нашей профессии, приведенные в одном документе, отличаются от того перечня компетенций, которые заявлены в другом документе?

Ситуации неопределенности и рассогласованности могут порождать чувство беспокойства у педагогов, поскольку именно им необходимо четко и своевременно реагировать конкретными профессиональными действиями на абстрактные и противоречивые подчас нормативы профессиональной деятельности.

Отметим с улыбкой, что нет худа без добра. Мы должны опять пройти путь профессионального самоопределения. Можем сами себе ответить на вопросы: «Зачем мы работаем в системе образования? Что нас устраивает в образовательной организации? А как мы можем улучшить эту ситуацию? А мы этого хотим?!»

 

Какие потребности удовлетворять?

Мы хотим. Хотим кушать, быть уверенными, что нас никто не обидит, хотим быть любимыми, хотим поболтать с коллегами, хотим, чтобы нас уважали, хотим, чтобы признали наши способности и возможности, хотим понять смысл своей деятельности. Когда потребности не удовлетворяются, мы чувствуем себя голодными, раздраженными, обиженными, отвергнутыми, недооцененными.

Здесь мы подумаем:

- Что мы (а не администрация!) сделали для того, чтобы наши потребности были удовлетворены?

- Выделяем ли мы время, чтобы поесть, посетить на перемене туалетную комнату?

- Что нами сделано для того, чтобы избежать агрессии со стороны других участников образовательного процесса?

- Осознаем ли, какова наша потребность в общении с коллегами, и нормируем ли ее?

- Понимаем ли, насколько важна социальная группа, и что делаем, чтобы нас признали и приняли?

- Стремимся ли проявить авторство в отношении тех или иных аспектов своей педагогической деятельности или смирились с судьбой репродуктивного педагога?

- Приняли ли ценности и уклад данной образовательной организации?

- Определили ли для себя смысл профессиональной жизни?

- И самый важный вопрос: если наши потребности удовлетворяются, не приносит ли это дискомфорт ученикам и коллегам?

Есть еще один аспект проблемы самосохранения педагогов: та субъективная причина, которая повлияла на то, что сегодня «нас в себе нет», когда мы выступаем в профессиональной роли.

Задумаемся и попытаемся вспомнить момент или некий временной период, когда началось это состояние. Может, когда мы поняли:

– многое из того, что мы решили сделать и считаем важным, нужным, значимым и необходимым, то, на что мы тратим массу сил, эмоций и времени, в действительности никому не нужно,

– и прежде всего не нужно нам самим;

– все, что мы должны сделать в силу функциональных обязанностей и понимания профессиональной собственной миссии, сделать невозможно, ибо не хватает времени, а задания и просьбы все поступают и поступают;

– мы перегружены без предела, и наступает запороговое состояние усталости и безразличия, из-за чего мы отправляемся к чайнику и плюшке;

– мы не умеем сказать «нет» коллегам, которые любят говорить «ни о чем», когда мы настроились на выполнение важных профессиональных дел.

Это, возможно, связано с тем, что в России, по мнению Л.Володарского, не существует аналога английского понятия «privacy» – права человека на личную жизнь и на границы, которые никто не может нарушить:

– мы не в состоянии разграничить личное и профессиональное, в результате личные проблемы начинают влиять на восприятие профессиональных обязанностей;

мы не умеем структурировать свое рабочее время;

– мы проявляем менталитет «классной мамы» («Я – мама для моих учеников»): гиперопека учеников при внушенной еще с института уверенности в том, что мы «мамы», «незаменимые значимые взрослые», а школа – «второй дом» для каждого ребенка, несмотря на то что он может быть и из вполне благополучной семьи. Это, в свою очередь, приводит к нашему неумению быть для детей значимой, но заменимой.

           

Как действовать?

Б. Гржимек цитировал африканскую пословицу: «Чтобы сделать что-нибудь, надо совсем немного сил; а вот чтобы решить, что именно нужно сделать, нужна действительно огромная сила».

Л.П. Гримак сказал: «Человеку, чтобы нормально функционировать, необходимо лишь двадцать минут в сутки спокойного одиночества».

Приведу те советы, которые предложили и успешно опробовали на себе педагоги, испытавшие необходимость регулярно практиковать упражнения по самосохранению:

- переводить все в шутку;

- ответить себе на вопрос: а как я посмотрю на это событие из моего будущего, лет эдак через 15? Значимо ли оно для моей жизни в целом? Или отнести его в разряд «суета, недостойная моего внимания»;

- сделать паузу и «тянуть ее как можно дольше» (С. Моэм, «Театр»);

- отвлечься/переключиться: погладить зверюшку, пойти вкусно поесть;

- предъявить свои чувства хорошему собеседнику – «выговориться»;

- сделать «себе любимому» что-либо приятное;

- дать агрессии выплеснуться, не пропустив ее при этом в себя. Способы различны: постирать вручную белье, побить посуду, сделать пробежку, заняться гимнастикой;

- обратиться к себе с вопросом: «А чего это я так ору?» И ответить на него письменно. Выделить главное, а остальное – зачеркнуть. Определить истинную причину и прописать способ ее устранения;

- вымыть голову и сделать прическу;

- отключиться и лечь спать.

Итак, самосохранение надо начинать с само. Нужно  обеспечить себе выход на индивидуальную профессиональную позицию за счет своих ресурсов.

Потом обратиться за помощью и поддержкой к окружающим и поработать в режиме самосохранения. Совместность обеспечит нам выход на индивидуальную профессиональную позицию за счет групповых ресурсов.

И наконец, благодаря этому работать с самосохранением. Хранением себя в режиме уважения совместности с другими.

Удачи нам всем на этом весьма нелегком пути!

Последнее обновление: 05.03.2014

Комментарии

Отправить сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам): Буква Д в сокращении ЦДТ (прописью)

| |

Поддержка

Анкетирование

Соц. исследование «Удовлетворенность качеством дополнительного образования"